Патриоты
России
Честность, справедливость, здравый смысл
Общественно-политическая газетаэлектронная версия
<назад Декабрь 2018 вперёд>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      
календарь выборов
До выборов в Госдуму осталось
дней
Баллада о Москве
В Москве принято решение начать грандиозную программу по сносу 25 млн. кв. м жилья в «хрущевках». Более 1,5 млн. москвичей будет предложено переселиться в новое жилье. Вот только «куда?» и «будет ли это жилье «равноценным?» - большой вопрос. Многих терзают сомнения.
Борис ВЛАХКО, поэт Читать статью...
наши партнеры

Берегитесь: Минфин оптимизирует медицину
Почему для правительства сбережение рублей важнее сбережения народа?

Давно не был в поликлинике – за это время сменились и участковый,  и порядки. Доктора даже жалко стало. Несомненно, опытный, знающий, еще сохраняющий силы для такой профессии, он пытался совместить сразу все. Задавал вопросы, бегло просматривал какую-то информацию обо мне на мониторе компьютера, отвечал на звонок по служебному телефону,  подписывал бумагу для заглянувшего медработника. Такая первая встреча пациента со своим «личным» врачом напрягла обоих. 

Доктор, привычно взглянув на часы, предложил разумный выход: «Пройдите ЭКГ, сдайте анализы, и  будем определяться, как быть дальше.  Вам, как понимаете, лечиться и лечиться. Пока  же все наше с вами время, извините, истекло».  Сразу уточню, больше мы не встретились – на участке в очередной раз сменился врач.

Сгущаются  тучи  над ветеранами

«Что-то вы  засиделись там, - напряженно  отреагировала  женщина из очереди. - Уже  идет  мое время».

Я, впрочем, ничего не перебрал. Просто очень  плотно состыкован график  приема. У меня «талончик» на 11.46, у разволновавшейся женщины -  на  11.58. Такой вот непрерывный конвейер пациентов с недугами.  Остается  только посочувствовать врачу, у которого даже помощницу-медсестру  забрали.  Теперь он сам пишет  направления, рецепты в счет  тех же 12 отведенных на посетителя минут.  И уже мне  вслед прозвучала реплика – прогноз: «Скоро стариков отвадят от поликлиник. Власти, сама слышала по телевидению, запретят им после 72 лет записываться на приемы  к врачам».

Увы, правительство действительно такую, по словам депутата Госдумы Владимира Позднякова, «позорную идею» ограничения права ветеранов (после 72 лет) на здоровье обсуждало. Разумеется, она была облечена в красивые формулировки заботы о всеобщем благополучии. Парадоксальность предложения в том, что оно должно войти в план по реализации действий в интересах  граждан старшего поколения  в Российской Федерации 2025 года. Стратегия, имеющая самый общий характер, утверждена  еще в феврале. Нескольким министерствам предложено  разработать  конкретное содержание. И вот первое рекомендуемое действие «в интересах старшего поколения» - оградить  от него врачей, ставших дефицитными во всех регионах.

Продумана   и система  «ограждения». Занемогший ветеран должен будет обратиться к медсестре (или фельдшеру),  и та определит, надо ли и к какому именно врачу  его направлять. На обсуждении  об этом  говорилось прямо: многие пожилые  люди идут  в поликлинику  пообщаться  между собой, еще раз пожаловаться доктору на жизнь. Правда, для успокоения участников обсуждения говорилось и о необходимости,  по примеру «цивилизованных» стран,  создавать геронтологические службы, специалисты которых и будут профессионально заниматься «старшим поколением». Опять все с ног  на голову:  сперва  разрушим, отнимем что есть, а потом, возможно, что-то и создадим взамен.  Хорошо бы авторам «нормы 72» и  их сторонникам  напомнить басню графа Льва Толстого «Дед и внучок». О том, как сын «оградил» себя от немощного отца, поместив  его в закутке за печкой,  и подавал еду  в деревянной плошке, чтобы нечаянно  не разбил посуду. Такую же плошку начал мастерить и его еще  несмышленый сын. Когда вы  состаритесь, объяснил он родителям, будете есть из нее. На следующий  день  дед уже обедал со всеми за семейным столом...

Мораль  ясна. Но  ею не перебить дух либеральной оптимизации отечественного здравоохранения. «Норма 72» - лишь  крайнее радикальное  выражение политики его сокращения. Будет ли она принята? Профессор кафедры труда и социальной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) Любовь Храпылина утверждает, что эта норма - дискриминация пожилых. «Почему  они становятся людьми второго сорта, лишаются своего  права, предусмотренного законом, выбирать медицинское  учреждение, своего  врача, - задала она вопрос, - никто не лишал стариков гражданства».

Еще  более категоричным  при обсуждении был председатель комиссии  Общественной палаты по охране  здоровья, директор  Московского  НИИ глазных болезней имени Гельмгольца,  член Совета Общества врачей России Владимир Нероев: «Прием пациента должен  проводить врач, а не медсестра. Надо увеличивать  кадровый потенциал российского здравоохранения, а не переводить пациентов на медсестер».

Если пойти  по этому пути, то завтра людей начнут принимать медсестры, послезавтра – санитарки. Есть федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской  Федерации», в котором  четко прописано, как должна оказываться медицинская помощь. Пациентов должны  принимать  квалифицированные врачи.

Позади планеты всей

И совсем не странно, что Минздрав никак не прокомментировал  эту, получившую  неожиданную огласку идею - лишить пожилых права обращаться за медпомощью.  Да и трудно  оправдывать  ее хотя бы потому, что  дефицит медсестер у нас еще  больший, чем  врачей. Возможно, молчание  Минздрава объясняется  нежеланием омрачать картину  благополучия нашей  медицины. Недавно  министр здравоохранения  Вероника Скворцова (даже оппозиционная пресса хорошо отзывается о ней: потомственный врач, авторитетный  ученый, только вот беда – очень послушная) доложила главе  правительства  о достигнутой максимальной средней продолжительности жизни в России – 71,4 года.  Дмитрий Медведев сообщил об этом историческом  рекорде. Никогда еще, подчеркнул  он, включая советское время,  россияне  не жили так долго.

Трудно сказать, кто и как считал и за какой  период времени.  Если верить Росстату, средняя продолжительность жизни  в 2015 году составила 70,8 года. Это показатель 1986 года. То есть за 30 лет она практически не выросла.  В мире за это время она увеличилась на 6 лет и составляет 71,5 года.  Сравним не со всей  планетой, а только с Европой.  Россияне  живут  на 6,4 года меньше, чем  в новых  странах ЕС  (бывших странах соцлагеря и республиках Прибалтики),  и на 10,7 года меньше, чем в старых.

Век российских  мужчин самый  короткий в Европе и Азии - 65,3 года.  Долгожители – израильтяне (80,1 года), британцы (78, 4), японцы  (79), испанцы  (78,8).  Во всех  этих странах  рыночная экономика и страховая медицина. Но ни в одной из них и в голову не придет  ограничивать доступ к врачу по возрастному  признаку. Даже если бы и придумал кто-нибудь такое, то он никогда и нигде (тем более в правительстве) не посмел бы высказывать подобную идею. Иначе на этом бы закончилась  его публичная  карьера. Вполне  возможно,  пришлось  бы даже  объясняться с прокурорами за призывы к дискриминации пожилых  сограждан.  Наши же высокие чиновники ничего не боятся -  даже  за 4 месяца до парламентских  выборов. Очень дипломатично объяснил  журналистам «Известий»  попытку ввести в здравоохранение возрастной ценз член  комитета  Совета  Федерации по  социальной политике  и здравоохранению, председатель  Союза  пенсионеров России Валерий  Рязанский. Он  оценил  ее просто как изменение порядка приема в поликлиниках. Успокоил: «Сейчас речь идет об обсуждении  предложений, которые  поступают. Давайте  их соберем, посмотрим,  на что хватит ресурсов».

Сосчитать несложно: по недавним прогнозам Минэкономики  и Минфина кризис экономики затягивался до 2018 года (сейчас говорится о том, что дно пройдено, но стагнация остается). Вместе с ним, естественно, и проблемы  бюджета. Значит, денег у здравоохранения не прибавится -  придется чем-то, если честно, кем-то, жертвовать.  Пенсионеры,  уже сильнее всех пострадавшие от кризиса, санкций, девальваций, инфляций, от новых  фискальных механизмов выжимания средств из населения - первые  кандидаты в жертвы.

Интересно, как обосновывался  возрастной  ценз - 72 года.  Скорее всего, финансово-экономический  блок правительства то ли  действительно  поверил  «в  долгожительство»  россиян, то ли сделал  вид, что поверил.  Сегодня  71,4 года, а завтра?  Завтра,  как предписано в майском Указе президента  и госпрограмме «Развитие здравоохранения Российской Федерации до 2020 года» продолжительность жизни поднимется  до 74 лет,  коэффициент  смертности уменьшится  до 11,8  (количество смертей на 1000  жителей) с  нынешних 13,1  численность  населения увеличится  с 143,5  до  147  миллионов человек  (без учета Крыма).

Сообщая  о демографическом   рекорде,   Дмитрий Медведев  предупредил, что  эти программные цели корректировке не подлежат. Получается,  населения добавится  без  пополнения бюджета здравоохранения. Вот  и назначена превентивная мера - сократить  количество  пациентов  в поликлиниках.  Автоматически и в больницах.  К сожалению,  подавляющее большинство  ученых, аналитиков, тем более, практикующих врачей считает, что эти показатели нереальны.  Они не будут  достигнуты  ни к  2018 году (как требовал президент), ни к 2020 году.  Здоровье стоит немалых средств, а  уже четвертый год  правительство  снижает  финансирование  здравоохранения  из  федерального  бюджета. К тому же и выделенные  средства за эти годы «подешевели»  по крайней мере, на 25-30 процентов.

Фактически, по покупательной  способности, медицина получит нынче   на 690 миллиардов  рублей меньше, чем имела  в 2013 году,  считает доктор медицинских наук,  руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением  Гузель Улумбекова.  Она прошла  в здравоохранении почти все ступеньки, ни одну  не пропустив: от санитарки до министра здравоохранения Саратовской области. Ее научная  проблематика  непосредственно  связана  с организацией здравоохранения. Ее учили в то время, когда медицина считалась  не услугой,  а служением - выучили на всю жизнь. Она автор обширной монографии, вышедшей двумя изданиями: «Здравоохранение России.  Что надо делать». Это подробное исследование, щедро снабженное документами,  таблицами, графиками, организации отечественной медицины и медицины  развитых  зарубежных стран.  Подобранная  и проанализированная  Улумбековой  статистика несомненно отвечает на самый  тревожный  для нас вопрос: как сделать Россию здоровой…

Заимствованные из монографии данные  помогают  понять всю  бессмысленность «нормы 72». Вот возрастная структура населения: 14 лет -16,4 процента, 15-64  года – 70,5 процента, 65 лет и старше  - 13,1  процента. Добавлю, от  72  лет и старше – всего  около 4  процентов россиян. Так что если их всех не пускать в поликлиники, то нагрузка  врачей существенно не снизится. Разве что,  к 9-12 минутам (в разных медучреждениях нормы приема пациента разные) добавится еще 1-2 минуты.  Но разумно ли ради них рисковать здоровьем ветеранов?  Начиная с 2006 года постоянно увеличивается их смертность.  Она поднялась с  67 процентов всех умерших до 73, 2  в 2014 году. Вероника Скворцова  еще год  назад  говорила о неготовности здравоохранения к старению населения. Отсюда,  видимо,  и намерение «изменить  порядок  приема пожилых в поликлиниках».

Еще один существенный  момент -  ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) во многом определяется рождаемостью и здоровьем детей раннего возраста.  Это очень  важный,  но все-таки теоретически рассчитываемый показатель. Коэффициент ОПЖ – возможный прогноз  продолжительности жизни малышей,  появившихся на свет в этом  году и  в условиях, сложившихся  в стране. Сбылся ли  прогноз,  станет  ясно  через 71,4 года, если исходить из рекордной сегодня ОПЖ. Перекрывать же доступ в поликлиники  собираются тем,  кто, несмотря на весь драматизм последних 30 лет, устоял, дожил до 72 лет. Уже за одно это  их следует ценить и беречь.

Неоднократно обращаюсь,  по оценке депутата Госдумы Владимира Позднякова, к «позорной идее», поскольку она раскрывает подлинное  отношение правительства к развитию здравоохранения.  Недавно Дмитрий Медведев в очередной раз заверил: реформ  в ущерб людям не будет.  Но, увы,  других мы не знали - не видели. Потому  и живем  меньше всех (правда, Африка нам уступает) и намного хуже многих.

Дооптимизировались

По всем показателям Россия  больна. Или как отмечается в докладах ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), она переживает острый демографический  кризис. Всеми возможными способами нам внушают, что наше нездоровье (крайне высокие заболеваемость и смертность) обусловлены двумя причинами. Первая – непомерное злоупотребление алкоголем. Вторая - неэффективная советская модель здравоохранения,  модель Семашко, которую все еще не удается оптимизировать, перестроить, заменить  страховой моделью «как во всех развитых странах».

Начнем «со святого» -  с  выпивки. Безусловно, она – российская беда. Пьют на Руси  с радости и горя, и рождение «обмывают», и уходящего в мир иной. К сожалению, все 1990-е  еще преднамеренно спаивали, чтобы  россияне не замечали, что  происходит с ними и страной. Несколько лет назад и власть, и общество попытались как-то потеснить  водку в жизни,  но новый кризис и новые печали охладили благие намерения.

И все-таки самое простое объяснение  - чаще всего, лукавое, заведомо неверное. Даже Комитет  гражданских инициатив Алексея Кудрина напрямую обвинил Минздрав  в росте  смертности из-за неправильной организации медицинской помощи. Статистика тоже опровергает ссылки  на пьянство. Потребление алкоголя  на душу населения у нас в 1,2  раза выше, чем в новых странах Евросоюза и в 1,4  раза - чем в его старых государствах.  Так что списать невиданную в мирное время смертность населения не удается.

И уж  тем более  несерьезно обвинять  советскую систему здравоохранения. Она  и тогда считалась,  и сейчас признается одной из лучших в мире. Многие  составляющие  модели Семашко заимствованы страховой медициной  наиболее развитых стран.  В рейтинге  доступности и качества медицины советская Россия была на 30 месте. Россия - на 60-м. По финансированию здравоохранения  она 70-я, а по его эффективности – 130-я. В какой-то мере эти сравнения, конечно,  условны. Но вот что безусловно:  на 1 января 1992  года  россиян  было 148,6 миллиона (без Крыма). За 1992 -2008 годы их стало меньше на 13,2  миллиона. Вдвое  упала рождаемость,  непомерно выросла смертность. В год население сократилось на 700-900 тысяч человек. Спасли страну 5,7 миллиона соотечественников  из других республик и миллионы мигрантов.

Россия  встретила  ХХ век, уступая по продолжительности жизни западным странам 8-10 лет.  В 1980-х годах она практически догнала Запад. В ХХI веке мы вновь отстаем от него на те же  8-10 лет. Все, что   было достигнуто  за 70 лет  в тяжелейших условиях (Гражданская и Отечественная  войны, индустриализация,  коллективизация,  послевоенное восстановление полуразрушенной  страны), растеряно за последние 25 лет. 

Отставание от развитых стран по ожидаемой продолжительности  жизни в начале ХХ  и начале ХХI века 

                                                                         мужчины  

Год   США Франция Швеция   Япония
1900     15,9 12,7 20,3 14,5
1965 2,3 3,0

7,2

3,2

2013

11,2 13,6 14,8 14,8

                                                                        женщины

1900  16,2 14,1 20,3 13,1
1965 0,5 1,4 2,8 -0,5
2013 4,5 8,8 7,0 9,8

 

Продолжительность жизни россиян  катастрофически упала в 1990-е  и  начале 2000-х – до 63,9 года. С 2006  года  она начала  расти  и поднялась  в 2014  до 70,8 года. Но россиянин по-прежнему  отстает  по продолжительности жизни   от граждан  новых членов  Евросоюза на 6,4 года, и от старых – на 10,7.  По продолжительности  жизни мы во второй  сотне стран (108-е место)  между  Ираком и Северной Кореей. Но есть  еще  один стандартный  показатель – общая  продолжительность здоровой жизни.  По нему Россия на 107 месте. (Здоровые - это годы, в течение которых человек не болен). Здоровая  ОПЖ  у нас: 58,9 года у мужчин и 66,6 года у женщин. (Рейтинг  составлен на основании исследования ВОЗ в 188 странах по 360 болезням). Выделяемся мы и большим  разрывом  между ОПЖ и здоровой ОПЖ: 7 лет у мужчин и 5,6 – у женщин. Рекордсмены по здоровой жизни японцы (73,4 года) и андоррцы (73 года).

Получается -  живем  недолго, борясь  с недугами. Заболеваемость в период с 1990-го до 2013-го годы  поднялась  на 50 процентов. Со 158,3 миллиона случаев в год до 231,1 миллиона. Особо разгулялись  недуги, приводящие  к смерти: сердечнососудистой системы (рост в 2,3 раза), онкологические  (в 2 раза),  обрекающие на  инвалидность (в 2,3 раза). Намного больше проблем  стало у женщин во время беременности,  при родах, в  после  родовой период. Рост  заболеваний и вполне  предотвратимой  в современных  условиях смертности говорит о недоступности  качественной медицинской помощи, стационарного лечения,  низкой квалификации врачей. Показательный пример – рост смертности от инфекционных заболеваний в 1,6 раза. Причина  этому одна - они выявляются  с запозданием и плохо лечатся. То есть, медицина оказалась явно не на высоте – не выручила. А способна ли она в своем нынешнем  состоянии предотвращать, защищать, спасать даже, казалось бы, от давно забытых недугов?

Судя по заявлениям самых высоких чиновников, нет. По их глубочайшему  убеждению, государственное здравоохранение, как и все государственное,  неэффективно. И вкладываемые в него средства – деньги на ветер. Недавно Минфин отверг просьбу выделить  дополнительно 20 миллиардов рублей на подорожавшие лекарства для больных   и льготников – в основном инвалидов. Это - не эффективные инвестиции, отрезали минфиновцы.  И  никто не переубедил  их, что здоровье дороже непрерывно обесценивающихся рублей. С его потерей экономика теряет  и производителей  и потребителей – скукоживается.

Здоровье  стоит дорого и дорогого стоит

Вопрос в том, кому за него платить? Советская медицина, как  и страховая медицина в западных странах,  была солидарной. То есть  организованной по принципу: богатый платит за бедного, здоровый за больного. Налоги шли в бюджет, а деньги из него (через Минздрав) – всем  медицинским учреждениям.  (При  страховой  медицине  граждане платят  по достаточно  справедливой  системе, а к деньгам  государство добавляет свою долю). Финансирование советского здравоохранения  составляло от 6,6 до 4,5 процента (1985г.) ВВП. ВОЗ рекомендовал  странам выделять не менее 5,5  процента ВВП. Это дало повод  и  тогдашним  и нынешним  реформаторам упрекать власть  в том, что она содержит медицину по остаточному принципу.  Начиная  с 1990-х доля  здравоохранения сжимается до 3,3-3,5 процента ВВП.

Уточним, за 30 лет  уменьшился ВВП и реальная  покупная способность  рубля. По  какому  же принципу  финансируется здравоохранение сегодня? Деньги в него  идут не прямо от государства  лечебным  учреждениям, а через двухуровневую страховую  систему по весьма сложным схемам. По мнению контрольных органов, по коррупционным схемам. Практикующие организации в ней последние со всеми вытекающими из этого последствиями. Во многом именно поэтому  Россия по объему финансирования  медицины  на 70 месте, а по ее эффективности - на 130.  Страны ЕС  выделяют  на финансирование здравоохранения: новые 5,5 процента ВВП, старые -7-7,6 , что в 1,5 и 2 раза больше, чем Россия. Это  в процентах. Абсолютные расходы у них выше в 1,5 и 3,2 раза.  Поэтому и качество медицинской помощи в европейских странах  в 3-4 раза выше. Заболеваемость  ниже, чем у нас,  в 1,5 раза, смертность – в 1,7.  Связка  деньги – здоровье особенно очевидна на «дорогих» болезнях. Заболевания системы кровообращения России уносят в 1,7 раза больше жизней, чем в новых и в 3,6 раза – чем  в старых…

Несколько  необходимых  цифр.  Социально- экономическая катастрофа распада СССР, гайдаро-чубайсовские  реформы, обрушившие страну в нищету, дефолт 1998-го укоротили жизнь россиян с 70,8 до 64,9 года.  Увеличение финансирования, реализация национального  проекта «Здоровье», целевых программ по снижению смертности, повышению  рождаемости вернули  советский ОПЖ: (70,8 года), оживили  само здравоохранение. В 2013 году рост денежного потока остановился, прибавка здоровья - тоже.

Вместо  денег медицина получила  очередные  реформы, выстроенные  на  мифах об избытке врачей, больниц, поликлиник, государственной поддержки. Цель их «обоснование  ликвидации»  «избытка», сдерживающего замену государственной медицины  платной,  прирастающей  на 22-24 процента в год. За 2000-2013 годы  число  больниц уменьшилось с 10,7 до 5,8 тысячи, поликлиник с 21,3 до 16, 1 тысячи, количество коек на 10 000 жителей  с 115 до 92. Врачей  в России стало  меньше, нагрузка  на них  возросла, заболеваемость, естественно, тоже.


Почему  же вдруг обнаружился  избыток? За несколько  дней до  прихода  2013 года правительство своим  распоряжением утвердило план «Изменений в отраслях социальной  сферы,  направленных на повышение эффективности здравоохранения». Суть «изменений» - за  счет сокращения стационаров, поликлиник, больничных коек,  специалистов средней  категории,  увеличения  платных  медуслуг изыскать  средства для  повышения  зарплат медработников.

Странная  логика у наших  министров. Всегда  и везде  повышение  эффективности здравоохранения оценивается прибавкой здоровья на единицу затрат. Для правительства же сбережение рублей важнее сбережения народа.  Как  ни считай – проигрыш населения.  Россиянам  стало еще труднее попасть в поликлинику, тем более  в больницу. Чтобы как-то  сгладить ситуацию Минздрав разработал  нормы приема  пациентов врачами – по 15 минут на посетителя. На местах их  скорректировали  до 8-12. Мне еще повезло:  попал в «щедрую» поликлинику на 12 -минутный прием.

Ни развития, ни справедливости

На идеологии плана повышения  эффективности  Минздрав выстроил  программу оптимизации  здравоохранения. О ней еще  поговорим – сперва разберемся  с мифом  об избыточности.  На 1000 россиян  приходится  3,4  врача и 7,7  практикующих  медсестер.  В странах ЕС  практически  столько же.  Одинакова с ними и наша обеспеченность медицинскими койками. Но заболеваемость и смертность в России почти  вдвое  выше, чем  в Евросоюзе. Значит, отечественная медицина должна иметь  больше  специалистов, большие  амбулаторные и стационарные  мощности. От того,  что не имеет и менее доступна,  она качеством тоже ниже западной, если точнее, качество отечественного  здравоохранения  в 3 раза ниже, чем на Западе.

По официальной  статистике, в первичном звене здравоохранения  не хватает 49 тысяч  врачей  и около 300  тысяч  медсестер и фельдшеров. По заявкам регионов дефицит  специалистов  значительно острее  и будет нарастать.  Сотрудники  государственной  медицины  уходят в коммерческую.  Более 30  процентов врачей – пенсионеры . Замены им  практически  нет - четверть  выпускников вузов  по разным  причинам  отказываются  от распределения.  При нехватке  кадров здравоохранению  не  нужны  пациенты. Вот  и приходится изобретать «возрастные цензы» и другие  ухищрения, чтобы сократить их количество и уменьшить нагрузку  на врачей. Недавно дали  прочитать  служебную записку. Как и положено, большая часть  ее о достижениях. Поэтому был неожиданен  заключительный  абзац.  «Но все эти  меры не изменят сложного положения в медицинском обслуживании населения, что  связано в первую очередь с резким  дефицитом финансирования отрасли в целом».

Вывод  совершенно точен. В 2013 году  общие расходы  на здравоохранение – 3,6  триллиона  рублей.  Доля государства них - 2,48 триллиона или 69 процентов. (Сейчас, утверждают  эксперты, 61 процент).  Для справки.  Государственные средства – это деньги  федерального  бюджета (2,48 триллиона),  Фонда обязательного медицинского  страхования (1,06 триллиона),  бюджетов субъектов Федерации (1,02 триллиона). Доля  личных средств граждан – 1,12  триллиона рублей. В нее входят: оплата медпомощи, лекарств, добровольного  медицинского  страхования. Подчеркнем, государство оплачивает 69  (или 61) процент медицинской помощи. Правительство  доказывает, что и это слишком много. Сравним с  долей госфинансирования медицины  в странах ЕС: Дания – 85 процентов, Норвегия - 85, Чехия - 85, Великобритания - 83, Исландия - 81, Эстония -80, Франция - 77, Германия - 76 процентов. Даже в Турции государство оплачивает 74 процента расходов  на медицину.


Уточним, средние зарплаты  и пенсии датчан  и «разных прочих шведов» в 2-3 раза выше российских, а тратят они из своих личных средств на поддержку здоровья вдвое меньше россиян. Почему у западных стран есть деньги на медицину, а у нашей их нет? Ответ  хорошо известен. Там более справедливая  система распределения  национального дохода, налогообложения, социального страхования - и пенсионного, и медицинского. Около 100 тысяч  российских семей (0,2 процента всех) владеют 70 процентами национального дохода. Налоги же с него богатые платят по льготным  нормам - отдают  и в казну,  и в социальные  фонды намного меньший процент заработков,  чем люди со средним  и даже с низким достатком, находящиеся за чертой  бедности. Поэтому  формально солидарные пенсионная и медицинская системы, не  получающие  должные  отчисления из  Фонда труда, трещат по всем швам.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц  утверждает: «По уровню социального  неравенства Россия сравнима с худшими в мире  латиноамериканцами полуфеодальными обществами». Это неравенство твердо и последовательно поддерживается  российскими правительствами. На  встрече с Александром Жуковым  (тогда еще министром) я спросил: планируются  ли  введение прогрессивной шкалы налогов и социальных сборов. « А вы хотите развития или справедливости», - ответил он вопросом на вопрос.

Прошло  достаточно много лет: в России – ни развития, ни справедливости. Добытые  разными путями средства (по оценке председателя Комитета Совета  Федерации по бюджету  и налогам Сергея Рябухина, от 800 миллиардов до 1 триллиона долларов, по оценке  МВФ и  зарубежных  спецслужб, значительно больше) ушли в офшоры. Это по большей части деньги или украденные, или с которых не уплачены налоги  в бюджеты. По тем же  зарубежным  данным, нелегальный вывоз капитала увеличился  в последние годы, вместе  с ним -  и потери бюджета, Фонда  обязательного  медицинского страхования, пенсионного Фонда. Растет и бюджетный  дефицит здравоохранения.

Более 80 процентов государственных средств уходит на финансирование программы медицинских государственных  гарантий.  В соответствии с ней определяется подушевой норматив - 9032,5 рубля -  на бесплатную медицинскую помощь каждому  россиянину. Программа заработала  еще в 1998 году  и все  17 лет недофинансируется. В 2013 году 58  субъектов Федерации из 83 норматива  не достигли. Общий дефицит, как выявила Счетная палата, составил 81,2 миллиарда рублей. Появилась информация, что в 2015  году уже 61 регион не смог предоставить  гарантированную  медицинскую помощь. Дефицит  территориальных  программ  увеличился  до 127 миллиардов  рублей. Недодали   положенные средства и субъекты федерации, и Фонд  обязательного медицинского  страхования.


Эксперты  считают,  что правительство намерено финансировать бесплатную медицинскую помощь из одного источника – из Фонда  обязательного  медицинского страхования. Идея крайне рискованная. Придется  или  повышать страховой  тариф  и делать  его  равным  для всех  групп населения, или сокращать  объемы  бесплатной  медицинской помощи. НИИ при Минфине доказывает, чтобы  здравоохранение  стало страховым,  финансовые риски  должны нести и пациенты. В переводе  на русский это означает, что  каждый  из нас должен платить за свое лечение вместе со страховой  компанией.

Совершенно ясно, бесплатного  лечения всех и по всем болезням, как в советское время, больше не будет никогда.

Вопрос  уже в том, как сохранить хотя бы сегодняшний  объем  бесплатной медицины, не потерять  сегодняшний уровень ее доступности и качества.


Оснований  для таких опасений  предостаточно. Около двух лет назад без особой  огласки началась  реформа -  чтобы не пугать  население, ее  назвали оптимизация здравоохранения. Первые  ее итоги  подвела  Счетная палата. По ее очень  дипломатичной оценке,  повышения доступности и улучшения  качества медицины не произошло. Судя по отчету,  произошло обратное – снижение  доступности и качества. «Оптимизированы» сотни медучреждений,  значительная часть  которых просто закрыта. Численность медработников снизилась на 90 тысяч, из них врачей - на 46 тысяч. Более 17 тысяч  населенных пунктов сегодня не имеют никакой  врачебной инфраструктуры. Из  них 11 тысяч  расположены  за 20  и более километров  от  медицинских учреждений.  При активном сокращении  кадров одновременно  растет нехватка врачей, фельдшеров, медсестер.

В 61  регионе увеличилась  внутрибольничная  летальность.  Причем пациентов  в больницы поступает меньше, а умирает людей в палатах больше. Возросла стационарная  смертность и в целом по стране.  В регионах стали чаще и больше  умирать дома. Значит, их или  плохо лечили специалисты  поликлиник или не  отправляли в больницы. Все больше происходит трагедий из-за невнимательности, равнодушия врачей или их низкой квалификации.  Происходит это от Москвы  до самых до  окраин. Очередной  недавний случай в столице. Несколько часов мужчину  в тяжелом состоянии возили из больницы  в больницу – ни одна  не хотела  принять. Когда  все-таки приняли – лечить уже было поздно.

Минздраву отступать некуда. Позади Минфин

Отчет Счетной палаты не понравился Минздраву. Министерство фактически  опровергло его  в «Медицинской газете». Думается, все-таки более права экс-министр здравоохранения, ныне глава Счетной палаты Татьяна Голикова, а не нынешний министр Вероника Скворцова. В этой  истории порадовало, что очень опытный финансист Татьяна Голикова оценила  проводимую реформу не по количеству мероприятий и реформированных  предприятий, а по конечному  результату – есть  ли  прибавка  здоровья у граждан  страны. Это едва ли не первый случай в истории  российского реформаторства.

Понятна и позиция Минздрава - ему отступать некуда. Позади Минфин,  требующий  наращивания платных услуг и сокращения доли бесплатных. Если оптимизацию не застопорят, то, как пишут СМИ, нам придется платить и платить. За вызов скорой помощи более 4 раз в год, за посещение своего  участкового  терапевта более 8  раз в год или «за визит» в нерабочее время, за  помощь высококвалифицированного  доктора, за  превышение нормы госпитализаций – и это  еще не все. Эти  нормы, возможно, и не потребуется вводить. Цитирую одно из сообщений: «Согласно планам  министерства  бесплатные  медицинские  услуги  останутся только для социально незащищенных  групп граждан и пациентов, страдающих определенными заболеваниями. Для  работающих  объем медицинской помощи будет ограниченным». Все - приехали.  «Норму -72» на фоне такого  громадья  планов уже воспринимаю как детскую наивную инициативу, хотя она и непосредственно  касается меня самого…

Теперь о самом тревожном. Россия  прожила три года с небольшим  естественным приростом населения. Но негативные  тенденции в здравоохранении нарастают. В  прошлом году  россиян  стало больше на 33 тысячи при ожидавшихся 54 тысячах. В будущем вполне вероятно пойдет обратный  отсчет, как и было до 2013 года. Причем давно известны «традиционные» зоны вымирания (миграционная подпитка не в счет).

Это:

Псковская область - на 1000 человек умерло 18,3, родилось 11,1
Тульская 17,2 – 10,5
Тверская  17,9 – 11, 3
Тамбовская  16,2 – 9,9
Смоленская  16,4 – 10,6
Новгородская  17,6 - 12
Орловская 16,5 - 11,3
Ленинградская 14 – 9
Владимирская 16,6 - 11,7
Рязанская  15,9 - 11,2.

Вымирает Центральный федеральный округ. В нем нет ни одного региона (исключая Москву) с естественным приростом населения. Он - не только  главный  виновник депопуляции страны, но, как считают  ученые,  и основной  плацдарм  для ее демографического  подъема.  Как и Крым -  на полуострове самая высокая смертность на тысячу жителей.

Назову  и регионы, спасающие  демографию России: (прирост на 1000 жителей)

  1. Чеченская  республика -18,1
  2. Республика Ингушетия -15
  3. Республик Тыва -13,4
  4. Ямало-Ненецкий автономный округ – 11,4
  5. Ханты-Мансийский автономный округ - 10,1
  6. Республика Дагестан - 12,8
  7. Республика Саха (Якутия) – 8,6
  8. Тюменская область (вместе с ЯНАО и ХМАО) - 8,3
  9. Ненецкий автономный округ – 8,2
 10. Республика Алтай - 7,8

Еще раз отмечу, в майском Указе президента определены  демографические  цели:  к 2018  году  население России должно составить 147 миллионов человек (без Крыма). Увеличение продолжительности  жизни до 74 лет. Снижение смертности до 11,8  человек на тысячу  жителей.

Если почти в половине  регионов будет продолжатся сокращение населения,  то демографического перелома не произойдет ни к 2018,  ни к 2020 году, как  предусмотрено  программой  развития здравоохранения.


Значит,  правительству  необходимо  проанализировать ситуацию во всех 43 субъектах федерации и наметить план действий по каждому: как стимулировать рождаемость  и снизить смертность. Без федеральной  финансовой поддержки социально-экономического развития регионов, прежде всего – здравоохранения, перемен к лучшему не будет. В монографии «Здравоохранение России. Что надо делать»  есть  конкретные  расчеты. Приведу  только выводы. Чтобы достигнуть  ОПЖ в 74 года, нужно увеличить подушевные расходы здравоохранения в 1,32  раза. Чтобы снизить смертность до 11,8 случая на 1000 жителей (на 11 процентов) к 2020 году за четыре года необходимо повысить финансирование на 22 процента (в ценах 2013 года). Чтобы  иметь показатели  здоровья такие, как в новых странах Евросоюза, следует повысить финансирование здравоохранения до их уровня – до 5,5 процентов ВВП. Сравнение с 6 странами  (Венгрией, Словакией, Словенией, Польшей, Чехословакией, Эстонией),  вполне  корректно.  У них  примерно такой же подушевой объем ВВП. Продолжительность  жизни в 1990 году в них была меньше, чем в России.

Прорывной сценарий, предложенный  президентом, остается реальным. Если приходится  постоянно повторяться, оптимизация здравоохранения  будет направлена не на сокращение, а на приращение его потенциала. Прежде всего, человеческого потенциала - ликвидацию  дефицита кадров, повышение их квалификации, увеличение бесплатного  лекарственного обеспечения населения. О дополнительных  источниках финансирования отрасли уже говорилось.  В отличие от главы Минфина эксперты утверждают, что вложения  в нее  очень эффективны. При росте финансирования здравоохранения до 5,4-5,5 процентов ВВП  рентабельность составит 7 рублей на каждый  вложенный рубль. Она будет  достигнута за счет  снижения общей смертности на 11 процентов, смертности трудоспособного населения  на 25 процентов, продления трудового возраста (приросте ОПЖ) на 5 лет. Но любая  теория  проверяется  исключительно практикой.  Сегодняшняя практика доказывает полную несовместимость российского либерализма со здравоохранением.

Леонид ЛЕВИЦКИЙ, журналист


25 мая 2016


Фото дня
Международной космической станции (МКС) исполнилось 20 лет. Это крупнейший искусственный спутник Земли, огромная научная лаборатория, самый дорогой проект, когда-либо построенный людьми.
новости
Все новости
Право на пейзаж. О псевдодворцах и псевдоохране исторических ландшафтов
Константин Михайлов, главный редактор сайта «Хранители наследия»
Читать статью...
Нам важно знать
ваше мнение
No polls available at this time.