Патриоты
России
Честность, справедливость, здравый смысл
Общественно-политическая газетаэлектронная версия
<назад Сентябрь 2017 вперёд>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
календарь выборов
До выборов в Госдуму осталось
дней
До выборов президента осталось
дней
Баллада о Москве
В Москве принято решение начать грандиозную программу по сносу 25 млн. кв. м жилья в «хрущевках». Более 1,5 млн. москвичей будет предложено переселиться в новое жилье. Вот только «куда?» и «будет ли это жилье «равноценным?» - большой вопрос. Многих терзают сомнения.
Борис ВЛАХКО, поэт Читать статью...
наши партнеры

И ничему не научились
Сможет ли власть разговаривать с лишенным генетического страха поколением «1990-х» на его языке?

Со школьных лет многим (ну, во всяком случае, тем, кому повезло учиться в средней школе, где давали знания, а не в «государственном бюджетном общеобразовательном учреждении», где оказывают образовательные услуги) запомнилась фраза, сказанная о Бурбонах десяток лет спустя после Французской революции: они ничего не забыли и ничему не научились.

Конечно, трудновато будет доказать, что нынешние российские небожители каким-то боком имеют касательство к французской королевской семье, хотя, если верить небезызвестному булгаковскому персонажу, вопросы крови в мире – самые сложные. А пришла на память знаменитая фраза на фоне событий, приключившихся в нашей необъятной стране на стыке двух первых весенних месяцев.

Все давно привыкли, что снег у нас, как правило, выпадает неожиданно. Во всяком случае, первый же сильный снегопад застает врасплох муниципальные власти. Аналогичным образом власти вышестоящие впали в глубокую задумчивость, когда на улицы без малого сотни городов от Москвы и Питера до Владивостока вышли люди. Не по разнарядке, не свезенные автобусами за казенный счет к месту «мероприятия» и даже подчас несанкционированно. Несли в руках какие-то не утвержденные в инстанциях уточки да кроссовки, скандировали вызывающие кричалки, вроде «Коррупция ворует будущее», и при этом не проявляли никакой агрессии – не били стекла, не переворачивали машины, не задирали превосходящие силы охраны правопорядка, отмобилизованные и экипированные этот самый порядок оборонять по высшему разряду.

Так было воскресным днем 26 марта. А вот со следующим «снегопадом», через неделю, случился совсем конфуз. Уж к нему-то как приготовились: и главную площадь страны закрыли, и центр столицы вдоль и поперек перегородили барьерами, полицейских машин по соседству с Кремлем подогнали больше, чем бронетехники на парад. А «снегопад» не случился - никто не пришел. Ну, если не считать нескольких десятков репортеров, так и не дождавшихся «картинок», сотни любопытствующих зевак да случайных гостей столицы, поодиночке или семьей неведомо как забредавших, минуя оцепление, в эпицентр того, чего так и не случилось.

Что же так озадачило властную вертикаль – ведь первые несколько дней после мартовских «народных гуляний» она не могла выдавить из себя вообще никакой официальной реакции, кроме скупых полицейских сводок о задержаниях, а главные телеканалы продолжали увлеченно и во всех подробностях комментировать Украину, Сирию, Францию? А произошли два знаковых события, к обоим из которых российская бюрократически-силовая машина оказалась не готова.

Событие первое: на улицу вышла молодежь. Не «школота», как презрительно поспешили обозвать ее провластные соловьи (хотя школьников среди вышедших на улицу тоже хватало), а именно молодежь до 30 лет. При том, что эта возрастная группа традиционно  наименее политически активна (что отражается на ее участии, а, вернее, массовом неучастии в выборах), а в новой России к тому же традиционно лояльна руководству и проводимому курсу (в возрастной группе до 24 лет на начало года рейтинг одобрения деятельности президента составлял 91%, а курс, которым идет страна, правильным назвали 64%). Во всяком случае, лояльна, когда отвечает на стандартные вопросы социологов. Вертикаль такая благополучная статистика вполне устраивала и никак не стимулировала изучать, что реально интересует и волнует поколение, родившееся или выросшее после 1991 года и уже одним этим принципиально отличное от своих родителей. Его мало трогают реминисценции из советского прошлого, будь то со знаком плюс они или минус. Никак с ними не соприкоснувшееся, оно для них всего лишь параграф в учебнике. В силу возраста мало что запомнила молодежь и из «лихих девяностых» (а некоторые и вовсе родились уже при новой власти) и потому лишена рефлексии при их упоминании.

И не одной лишь рефлексии. Генетический страх («а что мне за это будет»), в старших возрастах передававшийся из поколения в поколение, явно начал сбоить, тогда как юношеское неприятие лжи, наоборот, становится более акцентированным: даже шпаргалки, без которых их родители и родители родителей не представляли учебный процесс, на глазах превращаются в «уходящую натуру». В соединении с юношеским максимализмом это неприятие лжи превращается в потенциально горючую смесь тем быстрее, чем больше лжи и казенщины, эрзац-оптимизма, эрзац-духовности и эрзац-патриотизма видит молодой человек вокруг себя.

Разговаривать с народом, тем более разговаривать честно, российская власть традиционно считает для себя зазорным, редкие и временные (обычно по тактическим соображениям) отступления от этого правила общей картины не меняют. Но природа не терпит пустоты: в век интернета невозможно замолчать проблему, наложив табу на ее упоминание в государственных СМИ за исключением единственной официальной версии - когда и если таковая будет озвучена. Вертикаль месяц хранила гордое молчание по поводу фильма Навального, впрямую обвинявшего в коррупции второго человека в государстве. Количество его просмотров тем временем множилось на полмиллиона в день, достигнув 10 млн. на одном только Ютюбе.

Когда же, наконец, все этапы согласований и разрешений на официальную реакцию были пройдены, мы узнали, какой нехороший человек Навальный, какие мерзопакостные фильмы он снимает и зачем он зовет Русь если не к топору, то уж точно к майдану. По последнему пункту, похоже, до конца еще не определились – то ли для удовлетворения собственных бонапартистских амбиций, то ли выполняя некий заморский заказ. И ничего – по предмету самого фильма. Даже робкая попытка кучки депутатов от дозволенной оппозиции инициировать парламентское расследование для обеления премьера и выведения Навального на чистую воду была с негодованием отвергнута нынешней руководящей и направляющей.

Поиск во всем виноватого злоумышленника – это привычно, это понятно, это неплохо работало. Когда-то. Вот только к февралю 2017-го двое из каждых трех среди молодежи про Навального не слыхали и ни личностью его, ни «творчеством» никогда не интересовались. Из тех, кто о нем знал, лишь каждый четвертый отзывался о нем положительно и всего 17% заявляли о готовности за него голосовать. Ну что ж, российской власти не привыкать самой лепить кумира для оппозиции. Помнится, в 1980-е похожим образом вылепили Ельцина. Но сейчас не об этом.

Что, собственно, такого мудреного сделал Навальный, чего не хочет или не может сделать власть? Он заговорил с молодежной аудиторией о простых вещах (добро и зло, честность и воровство, правда и ложь) на понятном ей упрощенном языке через привычные каналы. Его риторика нарочито проста, аргументация наглядна и дидактична, это знакомый и привычный адресатам стиль видеоблога. Что этому противопоставила вертикаль? Ушат персональных помоев на него, высмеивание «школоты», осмелившейся выйти на улицу и там подать голос, запугивание «майданом», спешные законодательные инициативы «держать и не пущать». И – да! – еще этот злополучный невесть откуда взявшийся мыльный пузырь на 2 апреля. Его якобы инициатора не сумел найти даже Следственный комитет, да и известно о нем стало, по сути, от правоохранительных органов.

На разных ступеньках властной вертикали либо не могут, либо не хотят увидеть, понять, что все эти традиционные и привычные формы управления собственным народом срабатывают чем дальше, тем все реже и хуже.

Между тем каста новоявленных патрициев, похоже, окончательно перестала стесняться противопоставлять себя этому самому народу под громкие подобострастные аплодисменты группы поддержки себя, любимых.

Возрастная страта от 15 до 35 лет – это 40 миллионов человек. Избирателей на президентских выборах будущего года, между прочим. К следующим выборам к ним добавятся еще 7,5 миллионов сегодняшних подростков от 10 до 15 лет. Это поколение ХХI века: они практически не читают газет и не смотрят телевизор, а если смотрят, то уж точно не выпуски официальных новостей и нескончаемые теледебаты об Украине. С каждым новым, более молодым годом рождения они все меньше восприимчивы к скуке официального политпросвета и все больше резистентны к его очевидной фальши. Между тем, властной вертикали больше нечего им предложить, как, собственно, и всем остальным «дорогим россиянам», что старше, что младше. Как верно подметил когда-то Черчилль, генералы всегда готовятся к прошлой войне. 

Борис ИЗМАЙЛОВ, журналист


19 апреля 2017


Фото дня
В Москве, в сквере на пересечении улиц Садовая-Каретная и Долгоруковская в День оружейника открыли памятник Михаилу Калашникову. Проект композиции подготовил народный художник Салават Щербаков.
новости
Все новости
Вопрос раскулачивания в Москве стоит остро
Наталья Зубаревич, экономист, профессор географического факультета МГУ, специалист в области социально-экономического развития регионов, социальной и политической географии
Читать статью...
Нам важно знать
ваше мнение
В России углубляется экономический кризис: более чем вдвое подешевела национальная валюта, падают доходы граждан, растут цены, тарифы, налоги. Некоторые эксперты прогнозируют повторение ситуации 1998 года. При этом министры социально-экономического блока правительства, возможно, в силу своего непрофессионализма, не предлагают реальных антикризисных мер. Как вы считаете, нужно ли их и руководство ЦБ отправить в отставку?
    Да, считаю, что правительство ответственно за падение уровня жизни людей
    Нет, потому что ситуация развивается на фоне мирового кризиса, заложницей которого стала Россия
    Затрудняюсь ответить