Патриоты
России
Честность, справедливость, здравый смысл
Общественно-политическая газетаэлектронная версия
<назад Январь 2019 вперёд>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   
календарь выборов
До выборов в Госдуму осталось
дней
Баллада о Москве
В Москве принято решение начать грандиозную программу по сносу 25 млн. кв. м жилья в «хрущевках». Более 1,5 млн. москвичей будет предложено переселиться в новое жилье. Вот только «куда?» и «будет ли это жилье «равноценным?» - большой вопрос. Многих терзают сомнения.
Борис ВЛАХКО, поэт Читать статью...
наши партнеры

Севастополю нужны четкие и понятные перспективы
Разочарование людей – это самое страшное, что может произойти в регионе в этот сложный период

На протяжении почти четверти века нахождения Севастополя в составе независимой Украины для живущих в нем севастопольцев Россия, несомненно, была лучом света.

Желание восстановления исторической справедливости, подзабытой флотской славы, достойной жизни, работы, процветания любимого города – все это тянуло население Севастополя в сторону России.

И вот когда настал момент истины – выбрать свой дальнейший жизненный путь – подавляющее большинство севастопольцев, не задумываясь, бросились, как в «омут», решать вопрос воссоединения с Россией. Огромный митинг на главной площади города, избрание без особых раздумий и колебаний своего «народного мэра» Алексея Чалого, который до этого момента был неизвестен как политик, двигало севастопольцев к своей главной мечте. Новые веяния подразумевали избавление от опостылевших киевско-донецких назначенцев. Установление своих органов власти с большущей надеждой на них –  на людей севастопольского происхождения, готовых верно служить людям, не умеющих и не желающих брать взятки, далеких от коррупции и прочих негативных привычек старой власти.

Референдум

Особо хочу акцентировать внимание на моменте процесса подготовки и проведения самого референдума о воссоединении с Россией. Все необходимые документы для его проведения были приняты в полном соответствии с работавшими на тот период украинскими законами и нормативными актами законно действующими депутатами севастопольского горсовета. Ну а главное – это вдохновение и огромное желание жителей города, да и Крыма в целом, провести референдум и высказать свое решение, отдав свой голос за давно выстраданное стремление. Люди массово шли к урнам для голосования, шли как на праздник. В городе царил небывалый народный подъем, олицетворявший единение людей. Именно поэтому впоследствии и назвали прошедшее событие «Севастопольской весной». Город получил надежду на возрождение исторических и трудовых традиций, достойных своей героической истории.

Кто и как бы ни оспаривал законность волеизъявления севастопольцев, я, много повидавший в этой жизни, говорю со всей ответственностью: жители Севастополя хотели воссоединиться с Россией и право свое они высказали абсолютно свободно, без принуждений и насилия. Такого вдохновенного голосования я не видел никогда, даже во времена моей юности в советское время, когда голосовали 99,9% населения.

И хотя лидеры США и других, не уважающих волю людей нашего региона государств, злорадствуют до сих пор, пусть это будет на их совести. Их поведение – это воспитанное в «демократическом» духе желание видеть только то, что им выгодно. Мы же свое слово сказали и отступать от высказанной воли, поддержанной народом всей России, никогда не будем, какие бы трудности и санкции нам ни грозили. Сейчас нас должно больше беспокоить и тревожить состояние региона и то, какое будущее нас ожидает.

Для движения вперед, несомненно, нужна четкая и понятная севастопольцам программа развития города. Это обоснованное желание многих мыслящих земляков, ибо Россия дала надежду, что украинские «игры в темную» для горожан закончились.

Хочу порассуждать именно на эту тему.

В связи с вхождением Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации возник ряд вопросов, касающихся как переходного периода, так и перспектив. При этом нельзя не учитывать, что международная изоляция новых субъектов РФ и поддерживаемое рядом враждебных России стран стремление Украины вернуть как бы потерянные территории, будут на долгие годы определять особые условия хозяйствования в Крыму и Севастополе и функционирования там административных механизмов с точки зрения государственной и хозяйственной безопасности.

Мне представляется, что фактор напряженности внешние силы будут поддерживать до того момента, пока Украина в новом историческом периоде каким-либо образом не воссоединится с Россией (в нынешних условиях некоторые, конечно, могут считать это абсурдом).  Сближение двух исторически родственных территорий – это, по сути, залог не только безопасности России, это условие ее стабильности в ближайшей исторической перспективе. А для Украины – это вопрос существования ее граждан и государства в целом. Родственные славянские народы, многие века проживавшие в одном государстве, должны примириться.

Всем понятно: то, что происходит сейчас на Украине, это большая сотворенная внешними силами трагедия для обеих сторон противостояния. Пора образумиться и оглянуться назад. Я думаю, что в ближайшее время это произойдет. Братоубийственная война должна быть немедленно прекращена. Никакого оправдания тому, что происходит сейчас, не существует, даже если это очень нужно американцам для ослабления Германии и Европы в целом путем отвлечения политических сил этих стран от внутренних проблем. Мировая конкуренция в экономике – это хорошо, но братоубийственная война, как средство в конкурентной борьбе,  это ужасно!

Занятость населения

Уже сейчас понятно, что основным стратегическим вопросом на новых/старых территориях на сегодняшний день является обеспечение занятости населения, которое может быть реализовано исключительно путем создания новых рабочих мест. При этом нужно понимать, что большой надежды на малый и средний бизнес, который ранее был замкнут на материковую часть, в условиях фактической изоляции полуострова нет и в ближайшей перспективе не просматривается. Любые зоны – «экономические», «политические» и прочие –  в условиях санкций вряд ли будут работать. Локомотивами развития этих территорий должны быть целевые государственные программы, направленные на возрождение существовавших еще в СССР промышленных предприятий полуострова, из которых немалая часть работала в рамках советского ВПК.

В советское время эти предприятия имели общесоюзное значение и были интегрированы в единый военно-промышленный комплекс Союза ССР, включая и УССР как часть единой страны. За более чем 20-летний срок нахождения полуострова в составе «самостийной» предприятия Крыма были частично или полностью переориентированы на Украину. В настоящее время необходимо определить новую кооперацию существующих предприятий, но уже в рамках российского ВПК. Исходя из анализа последних событий и достаточно частого за этот небольшой период посещения Севастополя различными чиновниками федерального уровня,  можно предположить, что нынешнее российское правительство вряд ли способно разработать нечто более толковое в смысле промышленной программы развития Крыма и Севастополя, чем было ранее реализовано в СССР.

Я, может быть, обижу кого-то резкостью суждений, но это действительно так. Сейчас город посещают десятки российских чиновников высшего звена, делаются громкие дежурные заявления, а дел в реальности нет. Это не только мое мнение, так думает сейчас большинство социально активной части населения города, то есть люди, готовые приносить пользу Севастополю и своей стране. А ведь разочарование людей – это самое страшное, что может произойти в этот сложный период. Международные санкции, введенные в отношении людей, позволивших в «демократичном» мире открыто выразить на референдуме свое мнение, ограничивают их возможности трудоустройства, по сути, замыкают их жизнь в границах этой территории. Не для того севастопольцы стремились в Россию, чтобы потом  рыскать по стране в поисках работы! Исторически жители Севастополя гордятся своим городом и даже в тяжелейшие времена начала 1990-х не покидали его. Это я могу заявить ответственно как руководитель города в тот сложный период.

Как негативный пример меры развития Крыма и Севастополя, можно назвать объявленное ранее создание игорной зоны в Крыму, которое поддерживается федеральной властью и преподносится как приоритетная программа. Не вдаваясь в подробности этой, не выдерживающей никакой критики программы, могу отметить лишь то, что любая игорная зона в мире в той или иной степени (а в России особенно) сопровождается определенным интересом к ней криминалитета и сопутствующими проблемами. Нужны ли такие риски России на территории Крыма в нынешний нелегкий период?! Думаю, что нет.

Если в Крыму и Севастополе не удастся реализовать автономную экономическую модель хозяйствования, определяющуюся внутренним финансовым и товарным оборотом, то эти территории превратятся в «пожирателей» российского бюджета, подобно кавказским республикам. Конечно, решить все эти вопросы одномоментно не удастся, так как более половины нынешнего населения Крыма – это пенсионеры и люди, в силу ряда причин, лишенные рабочих мест. В этой ситуации достаточной собираемости налогов в местный бюджет ждать не стоит, а пенсии, компенсации и социальные пособия выплачивать придется.

При грамотном подходе на полуострове можно реализовать сбалансированную экономическую модель существования этого региона, которая не будет дотационной, а напротив – прибыльной. Все предпосылки для этого имеются и известны еще с советских времен.

Но для создания такой модели должен быть реализован взвешенный, комплексный государственный подход, учитывающий все внутренние и внешние ресурсы и факторы. Сегодняшний «разнобой» мнений и программ, который демонстрируют различные российские министерства, хозяйствующие субъекты, группы, однозначно не даст положительного результата. И не дает. Сбалансированной целевой программы развития региона сейчас нет.

То, что сейчас творится в государственных российских инстанциях, ответственных за развитие региона, больше напоминает «винегрет». Более того, подобная неразбериха и хаотичные инициативы «варягов» в Севастополе привели к тому, что уже наметился процесс отторжения населением города наступающей российской действительности. Я это говорю с огромным сожалением, но замалчивать эту тенденцию было бы еще большим злом.

К сожалению, Россия, представленная в городе правительством, в большинстве своем сформированным из «варягов», не отвечает ожиданиям севастопольцев, которые не видят ни справедливого общества, ни логичной хозяйственной модели города.

Предложенная командой Алексея Чалого (руководитель Агентства стратегического развития Севастополя) «Концепция социально-экономического развития города федерального значения Севастополь на 2015-2030 годы», на мой взгляд, требует более детальной проработки с привлечением специалистов и проведения общественных слушаний. Хотя нужно отметить, что это единственное, что на сегодня реально сделано в плане прояснения перспектив развития. Если судить по различным публикациям, базирующиеся на этой программе,  сейчас рассматривается несколько вариантов  развития города: развитие Севастополя как курортной зоны (наиболее простой, но тупиковый вариант); развитие города как промышленного центра, обеспечивающего в первую очередь базу Черноморского флота; развитие рыбопромыслового комплекса и портового хозяйства; образовательный центр.

Правительство Севастополя провозглашает, что оно работает над своей то ли концепцией, то ли программой, но подробностей этого процесса нет. Видимо, параллельными оплачиваемыми структурами все создается под грифом «совершенно секретно», результат на выходе пока нулевой.

Из статистики общения с довольно большим количеством россиян, приехавших в Крым «поднимать целину», можно сделать вывод, что большинство из них считают, что  Крым сам ничего толкового создавать не может, что здесь все «лохи» и т.д. На местном уровне создается впечатление, что народ, приезжающий в Крым и Севастополь, ведет себя как испанцы в Америке времен колонизации. Это, в большей степени, касается также и российских официальных лиц, представляющих федеральную власть. Самоуверенность приезжающих «ответственных» просто удивляет.

Хотя, если смирить сомнительную российскую «гордыню» и внимательно изучить законодательство РФ (в части малого и среднего бизнеса), сопоставив его с ранее  действовавшим украинским, то можно сделать однозначный вывод: в соответствии с украинским Налоговым кодексом, строить и развивать бизнес было значительно проще. Украинские законы в области малого и среднего бизнеса более близки к режиму благоприятствования, чем российские нормы. А если к этому прибавить еще и российскую специфику контроля за бизнес-процессами различными инстанциями, которая уже сегодня проявилась в городе, то становится понятным, что перспективы сохранения и развития малого и среднего бизнеса в нынешних условиях весьма туманны.

Но именно этот бизнес долгое время кормил основное количество населения в ситуации промышленной разрухи. В нынешних реалиях количество безработных, а значит, и недовольных действительностью людей, будет только увеличиваться. Выход из этой ситуации один – создать для малого и среднего бизнеса отдельное для этих территорий законодательство переходного периода (срок действия – до 10 лет). Лишить людей права самим обеспечивать себя, не предоставив им взамен рабочих мест, которых по объективным причинам так быстро создать не получится, было бы верхом несправедливости.

Нужно понимать также очень важный фактор севастопольцев, которые исторически отличаются от населения России, и иметь ввиду то, что если город истинно народным, волевым решением вышел из прежней юрисдикции и «потащил» за собой весь Крым, то насаждение понаехавшими «варягами» своих порядков не будет воспринято населением города положительно. Никаких «жестких» действий российские власти применить на этих территориях не смогут. Это нужно четко понимать. Власть здесь должна научиться договариваться, но договариваться с нормальными патриотами своей страны, коими и является основная часть севастопольцев.

Пока власть демонстрирует только слабость по отношению к крымским татарам, которым, зачастую, идет на необоснованные уступки, возможно, входя в противоречие с российским законодательством. Я поддерживаю многие решения президента и правительства в отношении татар, но заигрывание и выделение отдельной группы в приоритеты к хорошему никогда не приводило. Все население Крыма равно в своих правах и нужно исходить именно из этого. Мы все – граждане России.

Транспортные коридоры

Особую важность для развития региона в условиях международной блокады приобретает создание транспортных коридоров с материковой частью России. Выбор здесь невелик. Единственная возможность организации стабильного сообщения – это строительство моста через Керченский пролив. Без него у Крыма и Севастополя будут большие сложности в случае полной изоляции Крыма от Украины (поставки товаров, продуктов питания). Это просматривается уже сейчас. Очереди на паром, дороговизна перевозки – все это мешает российским производителям выйти на крымский рынок со своими товарами. Потребление пока еще поддерживает наличие и поставки дешевых украинских товаров и продуктов, но это, возможно, скоро закончится. Устроенный Киевом предновогодний «железнодорожный коллапс» навевает именно такие мысли.

В ближайшие несколько лет перспектива строительства Керченского моста или любого другого мостового перехода между Крымом и Краснодарским краем, представляется достаточно туманной и неопределенной по ряду причин. Керченский тектонический разлом значительно усложняет реализацию любых проектов в этой зоне. Ни в одном регионе мира в подобных условиях никто ничего подобного еще не возводил. По обе стороны пролива полностью отсутствует инфраструктура, способная обслуживать мостовой переход такого масштаба. Фактически, строительство сооружений и объектов, обслуживающих мост с обеих сторон, обойдется в разы дороже самого перехода. Риски, связанные со строительством моста, еще не изучены с научно-технологической точки зрения. Суммы пока называются туманные, но уже очень большие. Если добавить к этому необходимость протянуть вместе с мостом газовую трубу и линию электропередачи, стоимость возрастает еще в несколько раз.

Есть еще важный момент: место строительства моста – достаточно проблемное, это зона различных природных «сюрпризов». Из истории известно, что в 1944 году немцы строили нечто подобное, но позднее эта конструкция была снесена ледоходом из Азовского моря. Длина проектируемого моста почти 20 км. Будем верить и надеяться, что мост будет построен и выдержит природные катаклизмы.

Хотя было бы полезнее, как мне представляется, пойти другим путем – нормализацией отношений с Украиной и восстановлением традиционного маршрута в Крым. Опять же, как это ни парадоксально звучит в нынешних условиях, но другого выхода, кроме нормализации отношений у соседних стран, по сути, с единым народом, просто быть не должно. Политики приходят и уходят, а жизнь продолжается. Нужно как можно быстрее преодолеть этот сложный период и совместно двигаться вперед в своем развитии. Люди, говорящие на одном языке должны, просто обязаны договариваться!

Энергетика

Очень важны вопросы энергетики. Это показали недавние отключения подачи энергии с территории Украины. В настоящее время Крым запитывается электричеством по украинским сетям. Своих возможностей, достаточных для удовлетворения потребностей в энергии, у Крыма нет. Здесь можно рассмотреть три варианта: вернуться к вопросу строительства крымской АЭС; создать альтернативные источники энергии (использующие энергию ветра, солнечные батареи и т.п.); строительство тепловых электростанций.

Что касается вопроса возобновления строительства АЭС, то к 1992 году она уже была в стадии 90% готовности, но позднее ВС Крыма под давлением общественности и «зеленых» по экологическим соображениям принял решение о ликвидации АЭС. Кроме того, в то сложное время ни у Украины, ни у Крыма не было средств для введения ее в строй. Если сейчас решить вопрос строительства АЭС, то в этом случае Крым может стать избыточной территорией в плане производства электроэнергии. Я, как участник тех решений в должности заместителя председателя Верховного Совета Крымской Автономной Республики, сейчас говорю, что мы, депутаты Крыма в тот период проявили малодушие по этому вопросу.

В нынешних условиях, при развитии технологий полезно было бы рассмотреть возможность развертывания в Крыму альтернативных возобновляемых источников, использующих энергию ветра, солнца и прочее. Природа Крыма располагает и к таким решениям. Но опять же, из практики явно просматривается дороговизна строительства и эксплуатации подобных объектов.

Что касается строительства тепловых электростанций, то это возможно лишь при наличии достаточного количества и дешевизны углеводородного топлива.

О возможных путях развития города

Первый. Если рассматривать развитие города исключительно в направлении автономной курортной зоны, то в силу ряда объективных причин можно отметить, что это направление  бесперспективно. Даже при создании современной курортной инфраструктуры будет невозможно обеспечить протяженный удобный подход большого количества отдыхающих к морю из-за специфического рельефа береговой зоны Севастополя. Существующей в городе на данный момент инфраструктуры вполне достаточно, чтобы справляться с сегодняшним наплывом туристов, кроме того, вопрос соотношения «цена-качество» остается проблематичным. К примеру, в Турции и Египте люди за те же деньги получают в разы лучший сервис. Про крымский сервис организации оздоровления и отдыха лучше промолчать…

Современные курортные районы (при больших вложениях на создание транспортной и прочей инфраструктуры) можно попытаться сделать в тех районах южного берега Крыма (ЮБК) и пляжных песчаных зонах (Учкуевка, Любимовка), где подходы к морю соответствуют востребованным стандартам. Однако, природные зоны здесь не располагают к масштабному строительству. Более того, уже сегодня необходимо немедленно провести строгую ревизию выделенных земель в этих природных оазисах, произведенных севастопольской и украинской властью за последние периоды. Примером уничтожения уникальной природы может служить комплекс, построенный на самом берегу местечка Изумруд в бухте Ласпи, который уничтожил береговую линию и ландшафт этой местности. Таких примеров, как в регионе Севастополя, так и в других природоохранных зонах Крыма бесконечное множество. Если мы хотим сохранить Крым для потомков, то эти вопросы нужно решать первостепенно.

Если не уничтожать хищнически природу на ЮБК и в Севастополе, то по понятным причинам развитие курортной зоны этих районов не позволит создать большого количества рабочих мест для жителей города. В противном случае украинские «блатные» сменятся российскими, а уничтожение уникального природного ландшафта Крыма будет происходить теми или же еще более бурными темпами. В России «блатных» значительно больше, исходя из количества населения в стране.

Что касается собственно Севастополя, то для развития туризма в лучшем случае в городе можно воссоздать исторический туризм, используя образ города – участника двух оборон и не более того. То есть, возродить некоторый сегмент исторического туризма, который был востребован в СССР даже в рамках закрытого города. В нынешних условиях «открытых границ» это может привлечь несомненно большее количество посетителей, но не настолько, чтобы наш город ощутил это на своем финансовом положении. Специфический туризм будет создавать определенные рабочие места в летний период, преимущественно в рамках празднования 9 мая и Дня флота, и приносить городу определенный, но ограниченный приток капитала. Это нужно четко понимать и не строить иллюзий.  В целях развития этого вида туризма в городе потребуется пересмотр прежних хаотичных градостроительных концепций, основанных, порой, на местечковых интересах.

В ближайшей перспективе необходимо будет разработать градостроительную концепцию, предусматривающую, в том числе, и снос  некоторых уродующих архитектурный облик города объектов  (особенно это касается центра и центральной бухты), вне зависимости от собственников и застройщиков этих территорий. Ибо это будет определять исторический вид города на дальнейшую перспективу. Нужно вспомнить градостроительную концепцию времен СССР и привязать ее к современной действительности, полностью исключая коррупционную составляющую. С этой целью необходимо проводить публичные общественные слушания по любой застройке в историческом центре и не только. Сами горожане должны решать, можно что-то строить или нет. В этом случае при социальной активности севастопольских пенсионеров можно быть спокойными за состояние облика города.

Если же более детально рассмотреть концепцию «севастопольского туризма», то было бы логично рассматривать ее в общей концепции «туристического Крыма». Ранее, для Украины туристический Крым в финансовом отношении практически не существовал как таковой. Регион был дотационным как в плане доходов от этого вида деятельности, так и поставок воды, газа, электроэнергии, продуктов питания и так далее. Санатории, пансионаты  и базы отдыха, по сути, являлись если не убыточными, то очень малоприбыльными.

Рекреационные объекты, перекочевавшие под крылышко местных олигархов или олигархов-политиков, работали исключительно на них. Частный сектор как механизм выживания основной части населения также работал исключительно на себя и никак не контролировался властями (это практически невозможно). О каком контроле доходов этого сегмента экономики Крыма и, соответственно, наполняемости бюджета можно говорить, если из 6 миллионов отдыхающих в 2013 году более 4 миллионов выбрали для размещения частный сектор?! А это фактически теневой сегмент экономики полуострова. Подсчитать доходы этого сегмента практически невозможно. Более того в нынешних условиях, когда государство пока неспособно создать альтернативные рабочие места, возможная попытка поставить под контроль этот сегмент частного бизнеса, местным населением будет восприниматься крайне враждебно и не пойдет на пользу России. Нельзя отбирать у населения, по сути, единственные источники доходов…

Однако, приблизительные расчеты показывают, что деньги в этом сегменте рынка оборачиваются немалые. Средняя стоимость однокомнатного номера на 3-4 человека в «высокий сезон» в частном секторе составляет порядка 50 долларов США в сутки. Для простоты расчета, будем считать, что из этих четырех миллионов, отдыхающих в частном секторе, все семьи состоят из 4 человек. То есть по совокупности это составит 1 миллион семей, отдающих полуострову 50 миллионов долларов США ежедневно. Если учесть, что каждая семья отдыхала минимум 10 дней, получается сумма не менее 500 миллионов долларов США.

Как правило, сумма остальных затрат отдыхающих примерно равна (не менее) сумме затрат на жилье, т.е. речь идет примерно о сумме более 1 миллиарда американских долларов. И это расчет только по частному сектору.

По украинским статистическим данным за 2013 год, официально работающие отели Крыма, уплатили в бюджет порядка 50 миллионов долларов США. По расчетам, этим сектором услуг воспользовалась 1/3 от общего числа отдыхающих, а стоимость услуг отелей значительно выше частного сектора, то получается, что если даже принимать к расчету цены частного сектора, то это добавляет еще минимум 500 млн. долларов США доходов (на самом деле значительно больше).

По статистике, количество отдохнувших россиян составляет 25-30%, украинцев 60-65%, остальные – жители других государств. В этом году контингент украинцев и остальных отдыхающих был практически потерян, люди, конечно, приезжали, но это не более 10-15% от общего количества. На волне стихийной рекламной кампании пытались приехать больше россиян, но ехать поездом через 2 границы не у всех было желание, билетов на самолет хватает не всем. Да и, несмотря на заявленные правительством России льготные тарифы, авиакомпании откровенно жульничали. К примеру, основной государственный перевозчик Аэрофлот хоть и показывал на своем сайте низкие тарифы, но при попытке купить билеты через интернет на сайте компании (а именно так сейчас действует основная масса населения при покупке проездного документа) программа указывала, что по низким тарифам билетов нет и «выбрасывала» на заоблачные тарифы. По таким ценам многие отказывались лететь и предпочитали собственный транспорт. В  Керчи были огромные очереди на паром. И самое главное – это то, что исчез ценовой гривневый дифферент, когда даже средний россиянин чувствовал себя в Крыму богачом. Цены подросли минимум в полтора – три раза (по разным товарным позициям и услугам рост разнится), пропала халява, а качество сервиса осталось, к сожалению, на том же стабильно низком уровне.

Это, к сожалению, в совокупности может привести к тому, что после нынешнего сезона многие россияне могут изменить свои планы в отношении отдыха в Крыму. В то же время – отдых граждан РФ в Крыму это единственное, что поможет сейчас полуострову выживать при его международной изоляции.

Этот год, по сути, потеряли, но винить особо некого. Все случилось неожиданно, и люди старались хоть что-то сделать. Сделано, в этих условиях, было, конечно, достаточно много, но получилось «как всегда».

Для нормализации ситуации с туризмом и развитием курортного направления необходимо предпринять следующие шаги:

-  должна быть определена концепция комплексного развития Крыма и Севастополя, предусматривающая развитие Крыма как туристической «Мекки» (типа Кипра), а Севастополь в этой концепции должен представлять своеобразный сегмент исторического туризма – город русской славы, город славы русского оружия и т.п.;

-  крайне нежелательно создание в Крыму игровой зоны, ибо игровая зона не обеспечит необходимой массовости притока туристов для создания как можно большего количества рабочих мест;

-  нужно возродить еще советскую концепцию по Крыму как «всесоюзной здравницы», это обеспечит массовый поток людей со средним достатком даже в межсезонье;

-  концептуально Крым – это дайвинг, виндсерфинг, парашютный спорт, конный спорт и туризм, просто туризм, школы альпинизма, спелеология, ралли, яхтенный спорт, велосипедный спорт и т.д.,  – это просто кладезь для построения здоровой нации.

В Крыму все для этого существует: уникальная природа, море, горы, чистый воздух, спортивные базы. Поскольку сейчас в России ставится вопрос здоровья нации, то почему бы Крым не сделать центром здоровья? Но это должна быть комплексная государственная программа, с налоговыми льготами на первое время организациям, предоставляющим такие услуги. Должна быть налажена транспортная инфраструктура с материковой Россией (запустить аэропорт Бельбек, под Джанкоем был аэродром стратегической авиации, который возможно тоже как-то использовать, можно попробовать договориться с Украиной о поездах-экспрессах, следующих без остановок по территории Украине и без пограничного контроля и т.д.). Можно организовать речные туры в Крым из России, единая глубоководная сеть это позволяет (Волга, Волго-Донской канал, Дон, Азовское море, Черное море). В пределах этой системы возможно передвижение судов с осадкой 3,5 метра, шириной до 15 метров, длиной до 100 метров, такие суда в России есть.

Должна быть развита инфраструктура и на местах. Фанатиков и специалистов в этом деле много, но нужны государственные вложения. В условиях изоляции внешние инвестиции будут минимальные. Вообще, нужно понимать, что в нынешней ситуации Крым – это такой российский анклав, с одной стороны, по-своему уникальный, окруженный морем природный оазис, но не имеющий возможность использовать это преимущество в инвестиционных целях ввиду особого международного статуса.  Принятый закон о свободной экономической зоне Крыма и Севастополя вряд ли даст тот эффект, которого ждут от него авторы и жители региона. Свободной экономической зоны, хотя я являюсь ее давним сторонником, по определению тут быть не может: «Зона – да. Свободная – нет». Крупных российских частных инвестиций тоже ждать не приходится – серьезно вкладываться в спорную территорию станет только безумец. Поэтому в нынешних условиях развитие возможно исключительно на основе государственных программ.

Надо понимать, что в Крыму не требуется организовывать такое глобальное строительство как, скажем, в Сочи, потребовавшего громадных бюджетных затрат. В Крыму строительство должно быть небольшим и соразмеренным с потребностями, только тогда это начнет приносить прибыль.  На данном этапе необходимо обратить внимание на инфраструктурные объекты снабжения: электричество, вода…, но особенно – это система канализации в прибрежных городах и на ЮБК. Без решения проблемы канализации, сбрасывающей в море огромное количество «заразы», особенно в летний период, никакого курорта тут не получится, а все инфекционки региона будут, как и в украинский период, забиты до предела (особенно детские). За годы украинизации старая советская система канализации в городах и на ЮБК практически не претерпела изменений и давно исчерпала свой ресурс, в то время как понастроено было огромное количество дополнительных объектов. Это вопрос первостепенной важности. Ну, и дороги. В основном сейчас их состояние таково, что это действительно только направления движения.

Севастополь, как и говорилось выше, в общей концепции «туристического Крыма» должен занимать особый сегмент исторического туризма. Просто должен быть лозунг – «приехал в Крым, посети легендарный город». Музеи, диорама, панорама, 35-я батарея, Херсонесский заповедник, океанариум и прочее. Возможно, оборудовать какие-то военные комплексы, вроде «Линии Сталина» в Белоруссии, восстановить ряд военных объектов, военные игры. В Севастополе должны всегда проходить какие-то события, которые будут привлекать туристов. Фестивали военных оркестров, военно-спортивные лагеря для детей, оживить работу ДЮМФ (детскую флотилию), школу парусного мастерства и т.д. Тут можно дать разгуляться фантазии, а в такие мероприятия будут вкладывать деньги даже частные инвесторы, ибо здесь будет быстрая прибыль, а временные риски, связанные со статусом территории, будут минимальны.

Второй.  Итак, как уже говорилось выше, исходя из географического положения, рельефа местности и так далее, другого пути у города, как стать промышленным центром и возродить функции базы Черноморского флота и связанных с решениями этих задач сопутствующих производств, просто нет (особенно в рамках внешней изоляции полуострова). Необходимо закрепить статус Севастополя как города-крепости и главной военно-морской базы ЧФ РФ постановлением правительства страны, разработать и утвердить правительственную программу развития Севастополя, исходя из его статуса и главной задачи защиты южных рубежей нашего государства.

От СССР Крыму и Севастополю досталось богатое военное наследство, которое даже в течение 20 с лишним лет нахождения в составе Украины украинские политики и олигархи не смогли окончательно разворовать, продать, разрушить. Казалось бы, можно возродить былую мощь флота, усилив группировку новыми кораблями. Но тут нужно учитывать фактор Турции с ее проливами, которая не признала волеизъявление народа Крыма. Соответственно, на то, что новые  боевые корабли и подводные лодки смогут зайти в Черное море надеяться, конечно, можно, но сильно не стоит. Членство в НАТО будет держать действия Турции в определенных рамках. В этой ситуации логично было бы наладить на заводах в Феодосии и Керчи крупноузловую сборку эсминцев и фрегатов. Это потребует серьезных финансовых вливаний и «мозгового капитала».

Предположим, что удастся достигнуть серьезных сдвигов в развитии флота. В этом случае Севастополь получит развитие легендарного Нахимовского училища, восстановление заводов, обслуживавших флот, сопутствующей инфраструктуры, вполне возможно опять закрытие города как базы ВМФ. Появятся новые рабочие места. Но, кому там работать?

На полуострове проживает порядка 2,5 миллионов официально зарегистрированных жителей. Число работающих из общего числа наших сограждан составляет порядка 500 тысяч человек. Таким образом, на одного работающего приходится пять неработающих крымчан. Если не брать в расчет работающих временно, то ситуация еще хуже: всего лишь порядка 251 тысяча занятого населения. Все остальные – либо пенсионеры, либо заняты «курортным бизнесом», который государственный бюджет не пополняет и имеет ярко выраженный сезонный характер. В результате число «иждивенцев» на одного работающего жителя полуострова возрастает уже до 7 человек.  При этом работающие – это не тот высококвалифицированный персонал, который был 20 лет назад, это либо выпускники ПТУ, либо та часть населения, которая просто не смогла обустроиться в новой жизни, и осталась на предприятиях и заводах, ибо больше некуда было идти.

Вопрос становления флота в новых условиях должен рассматриваться комплексно, вместе с развитием местных производительных сил и созданием условий для повышения их квалификации. Задача сложная, но решаемая.

Итак, как и планируется Россией (а другой альтернативы у нее в акватории Черного моря нет), возрождение современной действующей базы флота в Севастополе потянет за собой необходимость возрождения полноценного судоремонта. До этого вопросы ремонта судов решались в основном в Болгарии (страна НАТО) и частично на Украине (Николаев). В сложившейся ситуации относительной международной изоляции России альтернативы возрождения севастопольского судоремонта не существует. То есть, особое значение приобретает работа по приведению Севастопольского морского завода ( СМЗ) в действующее работоспособное предприятие. Ранее в 30-х годах прошлого века у СМЗ был опыт постройки боевых кораблей. В условиях возможной сложности увеличения численности состава ЧФ (проливы в руках НАТО) стоит рассмотреть возможность развития на СМЗ, в том числе и строительства новых судов. Необходимые для решения этого вопроса КБ в Севастополе есть. Кадры там тоже остались.  Возможно,  у них и нет опыта в проектировании боевых кораблей, но, во-первых, есть уже готовые типовые проекты, а, во-вторых,  есть КБ в России, которые смогут помочь в этом вопросе, наладив кооперацию.

Акватория Черного моря небольшая и большое количество крупных кораблей здесь, думаю, держать без надобности. Нынешний состав ЧФ по возрасту примерно на 80% старье, и требует обновления. Ресурсы СМЗ при их модернизации, обновлении позволят это делать. Доки, стапеля, инфраструктура – все это есть. Вопрос в кадрах. Но и это, при желании и грамотном подходе, можно решить. А с точки зрения городского хозяйства, возрождение основного градообразующего предприятия – это создание на первом этапе до 5-7 тыс. рабочих мест. А в перспективе, если возродить краностроение и  другие сопутствующие темы – создание до 11- 15 тыс. рабочих мест. Необходимо рассматривать также возможности возрождения системы ПТУ и других необходимых образовательных учреждений для подготовки кадров (ранее на нужды СМЗ работало три ПТУ, два техникума и институт).

Возрождение СМЗ однозначно потянет за собой восстановление производственной кооперации с родственными и смежными предприятиями города, среди которых основные ЦКБ «Черноморец», «Коралл», «Таврия», СПЗ «Парус», «Маяк», «Эра», ПКИ «Шельф» и другие. Это обеспечит подготовку и расширение производственной программы, реализуемой на предприятиях Севастополя и создания большого количества дополнительных рабочих мест, что положительно скажется на занятости населения города.

Для решения этого вопроса есть основа – естественная потребность ЧФ в расширении численности плавсредств, проведении ремонтов и других сопутствующих мероприятий по поддержанию боеготовности сил флота на должном уровне.

Также из предприятий города в качестве обеспечения рабочих мест можно рассматривать сохранение авиаремонтного завода и развитие кооперации с вертолетной отраслью России. Но здесь нужно отметить, что в этой области существуют большие проблемы с загрузкой собственных ремонтных мощностей. А так как вертолетная отрасль России находится в достаточно сложном состоянии, то в вопросе загрузки мощностей и необходимого финансирования ориентироваться нужно прежде всего на собственные силы и оптимизацию мощностей предприятия для обслуживания авиационной техники флота. При планируемом наращивании сил флота в регионе произойдет увеличение и вертолетного парка, что должно положительно сказаться на загрузке предприятия. Нужно также отстоять возможность свободной внешнеэкономической деятельности для авиационного завода по части привлечения внешних заказов. Конечно, санкции будут ограничивать внешние возможности, но пробовать нужно…

По части кооперации с российскими КБ можно рассматривать возможность развивать тему вертолета Ми-14. Как мне известно, в настоящее время руководство морской авиации ВМФ поднимает вопрос о создании на базе вертолета Ми-14ПС (с учетом облика Ми-8АМТШ) перспективного многоцелевого вертолета-амфибии. При налаживании функционирования Севастопольского авиаремонтного предприятия, в рамках городского управления можно поднять вопросы использования его как базы для работ по модернизации вертолета Ми-14 (участия в программе) с руководством КБ "Миля". Расположение завода на берегу бухты и имеющиеся подходы к морю для данного типа вертолета является определяющим. Сейчас на заводе работает порядка 350 человек. Для города, в котором фактически была убита вся промышленность, это достаточно большое число работающих.

Это то, что касается двух вышеназванных предприятий. По остальным – вопросы можно рассматривать по мере нормализации обстановки с управляемостью и поступления подробной информации о текущем состоянии объектов.

Но меня, как хозяйственника и управленца с достаточно большим практическим стажем, беспокоит тот факт, что промышленные предприятия Севастополя в настоящее время теряют свою не только значимость, но и самостоятельность. Так, к примеру, СМЗ, вертолетный завод с помощью руководителей города, прибывших сюда, в основном «водить руками», под разными надуманными предлогами делаются филиалами материковых предприятий. Думаю, что это первый шаг к их гибели как работоспособных предприятий. Маразм такого действия налицо – в этом случае все вопросы взаимодействия между расположенным в городе флотом и производством придется решать через Москву. Конечно, если есть интерес парализовать оперативность решения вопросов поддержания боеготовности сил флота – то это правильный путь.

Отраслевые министерства были уничтожены во время развала СССР, а новые хозяйственные холдинговые конструкции занимаются разве, что «оптимизацией» и перебазированием предприятий под видом укрупнения или создания так называемых «кластеров». Уже озвученные руководством ОАО «Вертолеты России» предложения о необходимости перебазирования авиационного предприятия наталкивают на мысль, что главное в их деятельности это общестроительные проекты. Ну а предложенный план строительства вертодрома и использование вертолетов в перевозках без учета себестоимости затрат вообще говорит о полном дилетантстве руководителей этого направления. Городу же нужны промышленные планы, сверстанные исходя из выпуска продукции в «штуках», а не озвучивание финансовых обещаний.

Другие предприятия, которые составляли когда-то научную и промышленную гордость Севастополя, в таком же положении и состоянии.

Так что же тогда ждет Севастополь? 

В любом случае, для города необходимо разработать комплексную программу развития промышленности с учетом всех существующих факторов.

Третий. Для развития традиционного для города рыбопромыслового комплекса в Севастополе есть вся налаженная инфраструктура – торговый порт, морской рыбный порт, стоянки кораблей, судоремонтная промышленность, рыбзаводы. Кроме основного – рыбодобывающих и рефрижераторных судов, которые были распроданы, перебазированы для работы в оффшорные зоны. Но если рыболовецкую отрасль можно успешно развивать, то самостоятельная торговая деятельность в связи с экономической и политической блокадой территории будет проблематична. Все эти направления нужно будет оптимизировать, исходя из потребностей России и текущей ситуации. Хотя для внутренних нужд России крымские порты не особо востребованы. Изоляция России и тем паче Крыма, наложит определенные рамки на этот вид деятельности… Отсутствие моста с Россией, даже при признании Крыма, делает работу торгового порта очень ограниченной. Паромная переправа не справится с необходимыми потоками грузов, чтобы загрузить мощности торгового порта. Возможно, в дальнейшем, можно будет продумать определенные механизмы для развития этого сегмента хозяйственной деятельности… Тут было бы важно наладить нормальные отношения с Украиной, в этом случае можно было бы говорить о полноценном грузообороте. Возможно, что в перспективе так оно и будет.

Но все равно, в нынешних условиях, паромная логистика для Крыма и Севастополя должна стать определяющей, так как другой альтернативы пока нет.

Четвертый. Ну и еще было бы полезно рассмотреть возможность развития города в направлении создания студенческого и научного центров. Необходимо возродить существующие в городе образовательные центры: «Нахимовка», «Голландия», СПИ, севастопольский филиал МГУ и так далее. А также придать им новый импульс развития в современных условиях, повысив качество обучения и расширив вид деятельности в сторону фундаментальной и прикладной науки. При этом нет необходимости объединять все вузы в один колхоз. Напротив, в плане развития лучше сохранить конкурентную среду между центрами образования. Учеба у моря, патриотическое воспитание подрастающего поколения на севастопольских исторических святынях – все это в комплексе может дать России новых патриотов и достойных людей. Короче говоря, развернуться в этом направлении есть где.

Думаю, что Севастополь может и должен стать в России ведущим студенческим центром, да и научным тоже.

Механизмы

В настоящее время в России существует определенный подход в промышленном строительстве на базе создаваемых «сверху» холдинговых конструкций. Я, как практик, считаю его в корне неправильным. Необходимо, в первую очередь, ориентироваться на сложившееся имеющееся фактическое положение дел в развитии производительных сил региона.

Основная задача такого подхода – консолидация активов, под которые потом могут выделяться бюджетные средства на поддержку самих активов и на попытки реализовать на их базе различные программы. То есть, по сути, сами холдинги используются, с одной стороны, как бюджетные фильтры, а с другой – как возможность изъятия прибыли у предприятий холдинга в пользу головной компании, если таковая появляется. Как известно, во всем мире процесс укрупнения и объединения предприятий идет именно по необходимости «снизу». В этом случае в полной мере учитываются интересы реального производственного сектора, потому, что именно производство и является инициатором подобных укрупнений, необходимых на определенной стадии своего развития. Как я уже отметил, существующая сейчас практика создания таких конструкций «сверху» учитывает интересы исключительно тех групп, которые впоследствии пытаются управлять этими промышленными активами. Как правило, это самоуверенные менеджеры, далекие от производства. Ничего хорошего такой подход, думаю, не принесет.

Насколько известно, сейчас, в связи с вхождением Крыма и Севастополя в состав России, некоторые российские промышленные холдинги оживились, так как появилась возможность включить в свой состав новые предприятия и качнуть под это бюджетные деньги на их содержание/восстановление. Не факт, что при такой модели все выделенные средства дойдут до конечного субъекта. Более того, в уже собранных в холдинги предприятий есть масса своих проблем, которые требуют дополнительных ресурсов. Как показывает практика существования холдингов, в большинстве случаев средства могут частично или полностью «раствориться» по дороге.

Более того, при таком структурном подходе основным налогоплательщиком от деятельности включенных в единую структуру предприятий становится головная холдинговая компания, так как в рамках  холдингов происходит перераспределение доходов в пользу головных управляющих структур. Это общая практика. Для Севастополя это неприемлемо. Было бы полезно добиться того, чтобы максимальное количество прибыли от деятельности местных хозяйственных субъектов оставалось в распоряжении предприятий, и в этом случае основные налоги будут поступать в бюджет города. Это залог развития города. Прибыль, создаваемая в Севастополе городскими предприятиями и работающими на них людьми, должна питать городской бюджет. Это нормальное требование, только в этом случае можно вывести город на самодостаточность и окупаемость.

Чтобы не допустить растаскивания ресурсов, необходимо также предусмотреть такие механизмы финансирования госпрограмм, которые обеспечат поступление средств, выделяемых правительством страны напрямую в бюджет Крыма и Севастополя, на специальный счет, минуя всякие посреднические структуры (холдинги и прочее структурные непроизводственные прослойки). Распределение средств и контроль за их использованием должен происходить уже в регионе, чтобы цепочка передачи денег не была слишком длинной. Это уменьшит возможность нецелевого использования средств. Одновременно с этим созданные финансовые механизмы должны предусматривать, чтобы все доходы и налоги оставались в регионе хотя бы ближайшие лет десять. Это исключит соблазн выводить направляемые средства из региона.

Чтобы этого достичь и защитить предприятия города от поглощения российскими холдинговыми компаниями и госкорпорациями (типа ОСК, ВР и прочее…), необходимо уже на первом этапе сделать шаги, которые позволят в дальнейшем оставить предприятия, с одной стороны, в ведении города, а с другой – дадут самостоятельность в налаживании прямых связей и выстраивании кооперации с российскими производственными субъектами, а не с сомнительными в плане эффективного функционирования различными управляющими конструкциями.

Для этого необходимо создать условия для перехода (где возможно) собственности в городской (или иной находящийся под контролем администрации города) фонд. Далее, было бы полезно создать что-то вроде «Корпорации развития» под эгидой администрации города. Это должно быть стопроцентное городское государственное предприятие, которое займется формированием производственной политики в городе и позволит создать механизмы самостоятельного функционирования предприятий города в новой модели хозяйствования. В России есть аналоги таких структур, нужно перенимать имеющийся опыт.

Деятельность такой структуры должна быть публичной. Возможно предусмотреть общественный контроль, ежемесячные отчеты перед горожанами, ежегодные аудиторские проверки. То есть поставить ее под полный контроль. Возможно возложить часть контрольных функций на представителя президента в Крымском федеральном округе. Но на этой должности, как мне представляется, не должен быть человек со стороны, это должен быть «общественник», а не бизнесмен. Человек, который будет болеть сердцем за дело и обладающий большими полномочиями. Он должен контролировать программу развития региона, и ему должны быть подотчетны все органы власти на местах.

Нужно понимать основное: что именно сегодня закладываются основы функционирования хозяйственного механизма города в новых российских реалиях, и только от того, как будут построены эти механизмы, зависит дальнейшее развитие промышленности и наполнение бюджета Севастополя.

Я, будучи в силу сложившихся объективных обстоятельств единовластным руководителем города (председатель Севастопольского городского Совета народных депутатов и председатель его исполнительного комитета) в начальные 1990-е годы, и, одновременно, как один из руководителей Крымской Республики этого периода, а это был самый тяжелый период для людей, живущих в данном регионе как в политическом, так и в экономическом плане, все вышеизложенное вижу, исходя не из теории, а из практики реальной жизни. При той огромной государственной поддержке региона Россией и лично президентом Владимиром Путиным грех не сделать Крым и Севастополь стабильно развивающимися регионами с наличием требуемого количества достойных рабочих мест. Надо только, как мне представляется, руководству страны верить в людей, воссоединившихся с Россией, многих из них и родившихся в России, живущих на этой земле, любящих ее, желающих этой земле  добра, благополучия, процветания и мира.

Не сомневаюсь, что достойные, умные, преданные и умеющие работать ПАТРИОТЫ своей страны в Крыму и Севастополе есть. Нужно только правильно расставить акценты и грамотно сформулировать задачи тем, от кого все это зависит.

Иван Ермаков, председатель Севастопольского регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», в 1990 годы – председатель горсовета, доктор философских наук, профессор, полковник запаса


9 февраля 2015


Фото дня
В Перу завершился ралли-рейд «Дакар». Победу вновь одержала команда РФ. Эдуард Николаев: «Это была очень тяжелая гонка. Мы в очередной раз доказали, что наш КамАЗ — самый быстрый и надежный грузовик в мире. Вперед, Россия! Ура!»
новости
Все новости
Судьба Отечества напрямую зависит от нашего желания быть русскими!
Юрий Поляков, писатель, автор культовых романов и повестей «ЧП районного масштаба», «Сто дней до приказа», «Козленок в молоке». После честной публикации о «Ельцин-центре» его сняли с должности главного редактора «Литературной газеты».
Читать статью...
Нам важно знать
ваше мнение
No polls available at this time.